?

Log in

No account? Create an account
Psy-Journo-NewLogo

Август 2018

Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Метки / Tags

Разработано LiveJournal.com
Portland

gailochka in psy_journo

О выгорании среди журналистов

В прошлые выходные я была в Махачкале на семинаре по безопасности для журналистов, организованном Международным институтом безопасности новостей (International New Safety Institute, INSI) для журналистов из Дагестана, Чечни, Ингушетии, Калмыкии и, наверное, еще нескольких регионов.

Основным преподавателем была великолепная Карен Пик из организации ТОР Интернешнл, а я провела занятие по психологическим последствиям работы во "враждебных условиях".

Еще из предыдущих обсуждений с журналистами с Северного Кавказа было понятно, что кроме опасности получить посттравматическое стрессовое расстройство, которое, скорее, характерно для тех, кто приехал в "горячую точку", а потом вернулся домой в благополучную страну/город - журналисты, особенно те, которые постоянно живут и работают в травматических условиях, рискуют "заработать" себе "синдром эмоционального выгорания".

Здесь я размещаю информацию о выгорании - это небольшой кусок из нашей книги "Психологическая помощь мигрантам: травма, смена культуры, кризис идентичности" (Авторы: Г.В. Солдатова, Л.А. Шайгерова, В.К. Калиненко, О.А. Кравцова). Этот текст был подготовлен по материалам зарубежных и отечественных авторов применительно к психологам-консультантам, но, на мой взгляд, он очень хорошо "ложится" и на описание работы репортеров - тех, кто достаточно регулярно имеет дело со страданиями других людей.

Когда/если я разберусь (или кто подскажет), как можно разместить тут вопросник по выгоранию, - можно было бы заполнять его онлайн и получать обратную связь по поводу того, не грозит ли выгорание именно вам.



Выгорание

"Мы не можем быть большим, чем мы есть...,
но то, что мы есть, намного больше, чем мы думаем".

Профессионалы, работающие с людьми, и особенно те, кто в своей работе постоянно имеет дело с несчастьями и болезнями людей, рано или поздно могут столкнуться с определенными психологическими проблемами, влияющими на их эмоциональное состояние и профессиональное поведение. Это так называемый "синдром эмоционального выгорания". Журналистам, которым приходится много общаться с людьми, в том числе и с пострадавшими от различных трагедий, полезно знать о том, как и почему может возникнуть синдром эмоционального выгорания, как можно его предотвратить и как помочь себе и коллегам. Этот синдром достаточно распространен, и человеку, заметившему в себе его проявления, не следует думать, что это его или ее частная проблема или признак некомпетентности. Рано или поздно это происходит со многими профессионалами, и лучше быть подготовленным к психологическим последствиям эмоционально напряженной работы.

Термин "выгорание" введён американским психиатром Х.Дж. Фрейденбергером в 1974 году (Freundenberger, 1974). Он описал его как синдром истощения энергии и разочарования в работе, возникающий у профессионалов, работающих в кризисных центрах и психиатрических клиниках, когда они чувствуют себя перегруженными проблемами других людей. Это, как он наблюдал, сопровождалось циничной установкой: "Зачем беспокоиться? Это не имеет никакого значения". Концепция Фрейденбергера получила широкое распространение, и было замечено, что синдрому выгорания подвержен широкий круг профессионалов, работа которых подразумевает близкий контакт с людьми, причем контакт эмоционально насыщенный, такой, который очень тяжело поддерживать на должном уровне длительное время. Такие профессионалы имеют дело с людьми, которые делятся с ними своими проблемами, трудностями, рассказывают о болезнях и ждут помощи, совета, поддержки. При этом оказывающий поддержку человек чувствует большую ответственность и хочет оправдать те ожидания, которые на него накладывает его работа. И зачастую такое интенсивное эмоциональное напряжение приводит к защитной реакции – эмоциональному выгоранию. Таким образом, выгорание – это "нарушения в эмоциональном состоянии профессионалов, работающих в условиях тесного и интенсивного взаимодействия с другими людьми в эмоционально напряжённой атмосфере" (Kuunarpuu, 1984, с.67). Процесс выгорания обычно начинается с интенсивного и длительного стресса, вызывающего чувство напряжения, раздражительности и усталости, и заканчивается психологическим отстранением от работы, когда человек становится апатичным, циничным и ригидным (Cherniss, 1980). Нужно сказать, что в интенсивное эмоциональное общение со страдающими людьми часто вовлечены не только профессионалы, но также, например, родственники и друзья, и они также подвержены синдрому выгорания.

Описано множество симптомов эмоционального выгорания, однако они редко проявляются все одновременно, поскольку выгорание – процесс индивидуальный.
Среди первых признаков наступающего выгорания – общее чувство усталости, нежелание идти на работу, неопределенное беспокойство, сильная скука, потеря энтузиазма, подавленность, пессимизм по отношению к будущему, мысли о смене работы, вялое и пренебрежительное отношение к клиентам, снижение эффективности в работе. Другой важнейший признак выгорания – избегание деятельности или людей, не имеющих отношения к работе, включая членов семьи (Grosch & Olson, 1994).

Развитие синдрома выгорания проявляется в изменениях поведения, эмоционального и физического состояния и самочувствия, мышления, отношения к окружающим людям: клиентам (в случае журналистов общее слово "клиент" относится к героям ваших репортажей, тем, у кого вы берете интервью), коллегам и родным (Roberts, 1997; Maher, 1983; Primary Prevention, 1998).
Изменения в поведении могут выражаться в том, что во время работы человек часто смотрит на часы; усиливается его сопротивление выходу на работу; он/она откладывает назначенные встречи; часто опаздывает; утрачивает творческий подход к решению проблем; увеличивает употребление меняющих настроение психоактивных веществ (включая кофеин, никотин и алкоголь); утрачивает способность удовлетворять свои потребности в развлечениях и восстановлении здоровья; подвержен несчастным случаям. Может понизиться "вовлеченность" в работу, но возможен и обратный эффект, когда профессионал работает усерднее и дольше, а позитивных результатов становится все меньше.

На эмоциональном уровне утрачивается чувство юмора, возникает постоянное чувство неудачи и вины; человек часто испытывает гнев, обиду, горечь и беспокойство. Наблюдается повышенная раздражительность и нетерпимость, проявляемая на работе и дома; ощущение постоянных придирок со стороны окружающих; чувства обескураженности, равнодушия, бессилия, беспомощности, безнадежности, разочарования. Более редкими становятся положительные переживания. Теряется смысл работы и жизни в целом, возникают апатия и депрессивные симптомы.

У "выгорающего" меняется отношение к себе – снижается самооценка, работа не приносит удовлетворения. В общении с героями репортажей сочувствие сменяется на циничное, порицающее и негуманное отношение. Оскудевает репертуар профессиональных приемов, большее внимание уделяется формальной стороне работы. Может возникать чувство всемогущества, власти над судьбой других людей, повышается чувство ответственности. Появляется тенденция к уединению и избеганию коллег. Повышается напряженность и конфликтность в общении с родными и друзьями.
Изменения в мышлении могут включать все более упорные мысли о том, чтобы оставить работу. Ослабевает способность концентрировать внимание; доминирует ригидное мышление, сопротивляющееся изменениям; усиливается подозрительность и недоверчивость.

Психосоматические симптомы включают утомляемость – усталость и истощение на протяжении целого дня, нарушения сна и аппетита; повышенную восприимчивость к изменениям показателей внешней среды и различным заболеваниям; обострение нарушений психического и соматического здоровья. Могут возникать частые головные боли, расстройства желудочно-кишечного тракта, одышка, тошнота, мышечное напряжение, боли в спине.

Американский психолог Кристина Маслач, известная своими работами по проблеме эмоционального выгорания, при всем многообразии симптомов выделила три основных аспекта этого синдрома:
1. Чувство эмоционального истощения. По мере исчерпания эмоциональных ресурсов профессионалы чувствуют, что не могут больше посвящать себя другим людям так, как они делали это раньше.
2. Тенденция развивать отрицательное отношение к клиентам. Сперва "выгорающий" профессионал начинает в разговорах с коллегами с пренебрежением отзываться о своих клиентах. Затем он начинает чувствовать неприязнь к клиентам, вначале сдерживаемую. Ему все труднее и труднее скрыть свое раздражение, и, наконец, происходит выплеск чувств и он выражает свою озлобленность. Этот процесс Маслач называет "дегуманизацией" или "деперсонализацией".
3. Развитие негативного отношения к себе и своей работе. Маслач называет этот аспект синдрома "потерей ощущения личных достижений" (Maslach, Jackson, 1981).

К. Маслач считает, что выгорание – это не потеря творческого потенциала, не реакция на скуку, а скорее "эмоциональное истощение, возникающее на фоне стресса, вызванного межличностным общением" (Maslach, 1978). Некоторые исследователи приравнивают выгорание к дистрессу в его крайнем проявлении и к третьей стадии общего адаптационного синдрома Селье – стадии истощения. Другие рассматривают его как комплексный феномен, который определяется рядом факторов, как личностных, так и организационных.

Склонность к выгоранию может частично основываться на определенных особенностях самого профессионала. При этом пол, возраст, образование, стаж работы, семейное положение не оказывают существенного влияния на подверженность синдрому. Важны личностные характеристики, такие как тенденция к перфекционизму, гиперответственность, преданное, идеалистическое отношение к профессии, низкая самооценка, потребность гордиться собой, трудности сказать "нет", сложности с распределением и делегированием обязанностей, слишком высокие ожидания от результатов оказываемой помощи и стремление к непременному успеху, отсутствие или небольшое количество интересов помимо работы.

Нереалистичные ожидания по поводу своих возможностей чаще всего характерны для начинающих специалистов. Они ожидают от себя полной компетентности и чувствуют себя неадекватными в ситуациях, когда не достигают желаемого эффекта. Высокие требования к профессионалам заложены и в самой культуре, когда от специалиста ожидается разрешение всех проблем. Поэтому "для работающего в этой сфере очень важно и полезно избавиться от собственных мегаломанических стремлений и не чувствовать себя ущербным от того, что он не смог быстро и эффективно решить все проблемы. Следует оценивать реальность, какой бы она ни была неприятной: есть вещи, которые можно сделать на данном этапе, но есть и то, что очень трудно, а иногда и невозможно сделать, как бы нам ни было неприятно чувствовать свою беспомощность. Исходной точкой такого чувства беспомощности является стремление каждого специалиста, каждого человека к такому детскому архаическому всемогуществу: что я за специалист, если я не могу [вылечить] все? Никто не может, и никто не сможет сделать всего, важнее найти собственное место, собственный уровень ответственности, понять, а может, и принять ограниченность предлагаемого эффекта... деятельности..." (Тхостов, 2001). (Александр Шамилевич Тхостов писал это в отношении к психотерапевтам, однако, на мой взгляд, это может касаться представителей любой профессии – О.К.)

Кроме того, выгорание может определяться факторами, не имеющими отношения к личности журналиста, и на которые он мало может влиять. По мнению Маслач, распространенность феномена выгорания показывает, что источник проблемы находится больше в ситуации, чем в конкретных людях, и проблему легче понять и найти из нее выход, используя термины социальных и ситуационных источников профессиональных стрессов. Важным фактором выгорания могут стать организационные проблемы на работе: нечеткие служебные обязанности, противоречивость требований, отсутствие интеграции, недостаток профессионального общения и взаимной поддержки, перегрузка обязанностями, объективные препятствия к эффективной помощи страдающим клиентам. Важным фактором является воспринимаемый недостаток контроля, когда работник чувствует себя ответственным за благополучие клиента, но бессильным помочь ему. Выгорание у работников может вызывать и директивный стиль руководства, который не допускает поощрений, а обеспечивает обратную связь только негативного характера. Кроме того, выгорание "заразно", и подверженные стрессу руководители могут служить негативной моделью для своих подчиненных. Симптомами "организационного" выгорания служат высокая текучесть кадров, безынициативность работников, рост чувства неудовлетворенности работой, недостаток сотрудничества.

Как можно помочь профессионалам справиться с эмоциональным выгоранием? Часто человеку, который "выгорает", очень сложно распознать в себе это состояние, и проявление симптомов более заметно его коллегам. С усилением тяжести синдрома возрастает сопротивление его осознанию. Поэтому очень важно вовремя распознать начинающееся состояние выгорания и предпринять необходимые меры. На ранних стадиях существенную помощь может оказать разговор с понимающим коллегой. В любом случае, "выгорающий" работник нуждается в поддержке и помощи, а не порицании и конфликтах. Маслач считает, что выгорание не является неизбежным, и своевременно предпринятые профилактические меры могут предотвратить его появление или ослабить его интенсивность. Многие стратегии, помогающие справиться с выгоранием, являются в то же время и мерами его профилактики. В зависимости от того, направлено внимание на отдельных работников, организацию труда или структуру организации в целом, профилактические стратегии могут быть разделены на несколько уровней (Primary Prevention, 1998).

Профилактика выгорания на уровне персонала заключается в том, чтобы
- уменьшить требования, которые работники предъявляют к себе, поощряя их ставить перед собой более реалистичные и достижимые цели,
- помочь работникам развить и использовать эффективные механизмы обратной связи относительно продуктивности их работы,
- обеспечить возможность обучения и повышения квалификации внутри организации, чтобы повысить эффективность работы,
- обучить персонал стратегиям борьбы со стрессом,
- знакомить новых работников с возможными трудностями, с которыми им предстоит столкнуться в работе,
- обеспечить периодические "проверки на выгорание" для всего персонала,
- обеспечить на рабочем месте возможность для сотрудников проработать возникающие у них личные и профессиональные проблемы,
- поощрять развитие групп поддержки и сети обмена ресурсами, создание в коллективе общей дружеской атмосферы принятия и взаимопонимания, что окажет неоценимую помощь в преодолении стресса и восстановлении необходимой энергии.

Со стороны руководства важно:
- обеспечить обучение менеджеров и супервизию персонала, уделяя особое внимание тем сторонам работы, которые вызывают наибольшие трудности,
- создать систему обратной связи от низшего звена к высшему и наоборот (например, регулярно проводить опрос персонала относительно возникающих проблем и давать обратную связь работникам по поводу эффективности их работы),
- следить за уровнем напряжения, возникающего у руководящего персонала и предпринимать необходимые меры, когда напряжение становится чрезмерным.

Эффективной мерой профилактики стресса и выгорания является построение правильной организационной структуры. Необходимо распределить наиболее трудную и неблагодарную работу равномерно среди всего персонала и поощрять работу людей в разных проектах и задачах, так чтобы одному человеку не пришлось взваливать на себя весь груз работы. Важно организовать такой график работы, чтобы более легкие и более сложные задачи чередовались, и было отведено время для перерывов, во время которых работники могли отдохнуть и пообщаться. Хорошо, если у сотрудников есть возможность работать по принципу частичной занятости, что позволит им составить более гибкий индивидуальный график работы. При хорошей организации труда у каждого работника существуют возможности для карьерного роста, развития своих профессиональных навыков и творческих способностей.

Наконец, существуют стратегии профилактики выгорания на уровне организации в целом. Политика и цели организации должны быть четкими и последовательными, насколько это возможно. Существенное значение имеет обучение и развитие работников, исследование новых областей. Забота о клиентах и оказываемая им помощь должна осуществляться в сотрудничестве с их семьями, социальным окружением (общиной) и организациями-партнерами. Необходимо разработать эффективные механизмы для группового и организационного принятия решений и решения проблем. Важно поощрять как самостоятельность сотрудников, так и их участие в совместном принятии коллективных решений.

Полезны разнообразные тренинги для всего персонала, посвященные управлению временем, решению конфликтов и групповому принятию решений, борьбе со стрессом. Кроме этого, существенные положительные результаты могут принести тренинги по самопознанию, которые позволят участникам познать собственные границы, понять, что в их работе вызывает у них гнев, чувство вины или фрустрацию.

Для профилактики выгорания необходимо разделение между профессиональной и частной жизнью. Как только границы между работой и домом начинают стираться, и работа занимает большую часть жизни, усиливается риск выгорания. Чувство привязанности в семейной жизни способствует развитию уверенности в себе, доверия и эмоциональной безопасности. Важно, чтобы сотрудники имели какие-либо увлечения помимо работы, что позволит им отвлекаться и восполнять утраченную энергию.




Comments

Комментарии к посту на старом адресе:
http://community.livejournal.com/dart_russia/1574.html
"Усталость от сострадания" бывает, когда все время приходится иметь дело с чужим горем.
Пожалуй с этим согласятся почти все, за исключением Ф.М.Достоевского. Все содержание романа "Преступление и наказание" пронизано гуманистической идеей сострадания, а образ Сонечки - его наивысшее воплощение. Сонечка никогда не "выгорит", не устанет от сострадания, в этом заключается вся ее жизнь и суть христианского вероучения. Любовь к ближнему, сострадание к нему, прощение врагу своему.

Каждый персонаж романа связан друг с другом узами сострадания. Мармеладов когда-то женился на Катерине Ивановне, поскольку пожалел вдову, оставшуюся с тремя малолетними детьми на руках в «уезде далеком и зверском», в «нищете безнадежной». Пьянство Мармеладова не позволяет ему заботиться о близких, из-за этого порока голодают дети, страдает Катерина Ивановна, идет на улицу Соня. «Меня распять надо, распять на кресте, а не жалеть!» - в нервном возбуждении возопил Мармеладов. Однако и он нуждается в сострадании, верит, что если не люди, то Бог когда-нибудь простит его.
Жалея своего несчастного и безвольного отца, Соня отдаст ему на выпивку «тридцать копеек... последние, все, что было». Сочувствие заставляет Раскольникова помочь пьяненькому Мармеладову добраться от распивочной до дома. Жалеет Мармеладова и Катерина Ивановна, хотя она и проклинает, и даже бьет его. Поведение Катерины Ивановны в день смерти Мармеладова показывает, что любовь к ближнему глубоко заложена в человеческой душе, что она естественна для человека, даже если он этого не сознает. «И слава богу, что помирает! Убытку меньше!» - восклицает Катерина Ивановна у постели умирающего мужа, но в то же время она суетится около больного, даст ему пить, оправляет подушки.
Узы любви и сострадания связывают Катерину Ивановну и Соню. Соня не осуждает мачеху, которая когда-то толкнула падчерицу на панель. Напротив, девушка защищает Катерину Ивановну перед Раскольниковым, «волнуясь и страдая и ломая руки». А немного позднее, когда Лужин публично обвиняет Соню в краже денег, Раскольников видит, с каким ожесточением бросается Катерина Ивановна на защиту Сони.

Другое дело, может кто-то возразить, когда сострадание односторонне. Когда только тебе жалуются, просят помощи, защиты, заступничества день, другой, третий, месяц, год...
Если у тебя нет "тыла", где ты найдешь сострадание, где ты можешь найти жилетку, в которую можно поплакаться-пожаловаться (у каждого, хоть у самого "черствого на вид человека бывают такие минуты), тогда, конечно, может начаться синдром выгорания.
Но поскольку коммуникации, в том числе и журналистские, всегда двухсторонние, то вот это общение, коммуникация, неощущение одиночества, ненужности и позволяет журналистам справляться с этим синдромом.
Кроме того, мне кажется им иногда и задуматься некогда над тем, заражен ты им или нет... Ты бежишь на следующую съемку, задание, вновь помогаешь людям, сострадаешь, помогаешь... тут и думать-то не успеваешь, не то, чтоб зацикливаться на одной проблеме :)
Кроме того, большинство журналистов сознательно готовы к этому еще на этапе выбора профессии. Если ты не умеешь общаться с людьми, то... работаешь с машинами. А там возможен синдром отсутствия сострадания, в частности, и недостатка общения, в целом.
Очень интересная параллель.

Но поскольку коммуникации, в том числе и журналистские, всегда двухсторонние, то вот это общение, коммуникация, неощущение одиночества, ненужности и позволяет журналистам справляться с этим синдромом.

Да, очень правильно, и профилактика выгорания как раз и состоит в этом смысле - если видишь отдачу, если видишь, что твои действия реально кому-то помогают, кому-то нужны - в таком случае выгорания обычно не происходит. Выгорает человек, когда усилий и затрат много, а все, кажется, - впустую.

Хотя, если вспоминать Сонечку, получается, что если вообще не ждать этой отдачи, если сострадание - сам по себе смысл жизни для человека, тогда, в сущности, неважно, как на него реагируют окружающие, это реализация собственной внутренней потребности, а не ожидание "дивидендов" от окружающих. Правда, не знаю, много ли в наше время таких героев Достоевского?

В общем, смысл и миссия профессии - в каком-то смысле защита от выгорания :)

Эмоциональное выгорание

Мне кажется, синдром эмоционального выгорания – весьма важная проблема, на которую стоит обращать внимания не только журналистам, но и любым профессионалам, которым так или иначе приходится работать с людьми – врачам, психологам и даже педагогам.
К сожалению, обычно человек, попавший в сети эмоционального выгорания, даже не осознает, что с ним происходит. Он лишь испытывает растущее внутреннее раздражение, напряжение, тревогу и неприязнь к тем, кому призван помогать: клиентам, ученикам, пациентам, посетителям. Иногда эта нервозность и постоянные стрессы приводят к глубокой депрессии.
Я думаю, что наиболее подвержены эмоциональному выгоранию люди, которые работают в «горячих точках», в том числе и журналисты. Несколько недель назад гостем нашего семинара по творческой студии стал один из таких журналистов. Его зовут Сергей Зенин. Сейчас Сергей – специальный корреспондент канала «Москва 24». А с 1997 по 2003 год он побывал во всех горячих точках планеты и был номинирован на премию «ТЭФИ» за серию военных репортажей. Многим моим одногруппникам было интересно, каково сейчас эмоциональное состояние Сергея после стольких лет работы в горячих точках, и не случилось ли с ним то самое «выгорание». Ведь во время такой деятельности ты становишься свидетелем множества смертей, часто находишься в эпицентре военных баталий, общаешься с пострадавшими людьми и сам рискуешь своей жизнью. Однако к удивлению многих Сергей не выглядел подавленным или удрученным. Это вполне веселый и жизнерадостный человек. После того, как Сергей рассказал нам о своей многолетней работе в горячих точках, мы поинтересовались, как ему удалось не упасть духом, сохранить жизнерадостность и не устал ли он постоянных стрессов и переживаний, связанных с его работой. Сергей заявил, что синдром «выгорания» ему не знаком и несмотря на то, что профессия обязывает его рисковать жизнью, он всегда с радостью и даже удовольствием едет в очередную горячую точку.
Журналист рассказал нам, что во время работы не ставит перед собой сверхзадач, а старается честно и объективно передать картину происходящего. С пострадавшими Сергей общается не только как журналист, а в первую очередь, как человек, пытается наладить с ними психологический контакт и почти всегда они сами охотно идут на контакт. Журналист поведал, что благодаря выполнению своей профессиональной «миссии», он счастлив, что может хоть в какой-то мере оказать пострадавшим людям помощь. А когда его посещают «мрачные» мысли, Сергей старается отвлечься, вспомнить о хорошем, позвонить домой родным.
Мне кажется, подобный случай – яркий пример того, как можно избежать эмоционального «выгорания». Ведь если говорить о нашем герое, речь не идет об усталости от работы. Наоборот, можно сказать, Сергей рвется в очередную «горячую точку» и всегда с радостью выполняет свой долг. Возможно, ему помогает определенный склад характера, но я думаю, что журналисту еще играют роль те эмоциональные установки, которые он для себя определил. Здесь важны правильно выстроенная структура работы, адекватный уровень напряжения, постановка перед собой реальных и достижимых целей, понимание важности своего дела, умение успокоиться и побороть стресс. Я уверен, что с подобным отношением любой человек сможет избежать «эмоционального выгорания».

Антон Беккужев
Журналист как офисный работник, по всему выходит, не может не заработать «синдром эмоционального выгорания», потому что «нечеткие служебные обязанности» и ощущение ответственности за благополучие клиента вместе с бессилием помочь ему – это бич информационных редакций. Корреспондент занят всем, он сам себе продюсер и пресс-секретарь, а «индивидуально интересные» и «человеколюбивые» темы не всегда проходят планерку.

Поэтому симптомы все знакомые, обыкновенные: и усталость, и нежелание идти на работу, и скука, и опоздания. Только вот «ощущения всемогущества» никогда не возникало))

А профилактика выгорания на уровне персонала – «периодические проверки» и «создание в коллективе общей дружеской атмосферы принятия и взаимопонимания» - вещь больше мечтательная; журналистские коллективы вообще, кажется, занимаются тимбилдингом меньше прочих.

(Анонимно)

На мой взгляд, журналисты (как и представители любой другой профессии) рано или поздно начинают выгорать. И совсем не обязательно, что если у журналиста появились "симптомы выгорания", он больше никогда не сможет работать и получать удовольствие от профессии как прежде. Нет. Мне кажется, что журналист, как человек, зачастую испытывающий серьезные психологические нагрузки, просто не может постоянно "гореть", и поэтому "выгорание" является вполне закономерным процессом. Вопрос в том, насколько далеко могут зайти душевные терзания журналиста. Если они все-таки заходят далеко и журналист (или окружающие его люди)понимает, что справиться с выгоранием самостоятельно он не может,приведенные рекомендации вполне могут оказаться полезными. Единственное, с чем я бы не согласилась, - "уменьшить требования, которые работники предъявляют к себе, поощряя их ставить перед собой более реалистичные и достижимые цели". Может быть, мне как начинающему журналисту свойственны "нереалистичные ожидания по поводу своих возможностей", но все же я убеждена, что перед самим собой нужно ставить самые высокие планки и самым строгим своим критиком должен быть ты сам.
Маргарита Шило
to yapparova:
Ощущение всемогущества - это просто следующая ступень))

"Среди первых признаков наступающего выгорания – общее чувство усталости, нежелание идти на работу, неопределенное беспокойство, сильная скука, потеря энтузиазма, подавленность, пессимизм по отношению к будущему, мысли о смене работы, вялое и пренебрежительное отношение к клиентам, снижение эффективности в работе" - нет, ну честное слово, мне всего 19, а я что уже выгорела чтоли получается. Просто работать тяжело и учиться тяжело - вот все признаки и налицо.

Выгорание человека в журналисте - вот как бы я это назвала. Самый страшный кризис, когда человек пререстает быть человеком. Он машина по производству сенсаций, он сам себе президент, он сам себе 1, 2, 3 и 4 власть. Мне кажется это не выгорание журналиста, ну что, он щепка или свечка, чтобы сгорать. Это просот кризис, когда пора поменять направленность своей работы, уйти доброе утро вести там, я не знаю, про птичек снимать.

Нет такой работы, которая нравился и устраивала юы всегда. Да сколько я с людьми ни общалась: и место у них хорошее, и деньги неплохие платят, а ноют, все равно. Просто натура у человека такая - стремиться к лучшему. И если это самое "выгорание" накрыло - шуруйте в другую редакцию. Или отпуск возьмите и слетайте в Мавританию, например, или в Зеландию Новую.
Спасибо за статью. Прочитав ее, я осознала, что несколько лет назад я была на грани, у меня явно просвечивала часть симптомов: и разочарование в профессии, и нежелание общаться с новыми людьми, искать новые темы.
В начале моей журналистской карьеры я попала в такую ситуацию в одной небольшой ростовской газете: мне не хватало знаний, к примеру, о том, как писать о конфликтной ситуации. Какие данные для статьи обязательны, а какие – вторичны или вовсе не важны. Без каких сведений статья вообще не имеет права быть опубликованной. Пополнять их было негде, от редактора я слышала «пиши что угодно, лишь бы забить полосы», - это была некомфортная обстановка, в конце концов, я была счастлива, когда рассталась с работодателем.
Не думаю, что то, что со мной тогда случилось, было настоящим полным выгоранием, иначе бы я бросила профессию. Скорее речь шла о начальной стадии. Но я ощущала апатию, я считала, что выбрала не ту работу, я не хотела общаться с новыми людьми. Избавилась я от эмоциональной усталости таким образом:
1. Бросила старую работу.
2. Нашла работу в газете с четко сформулированной концепцией, высокопрофессиональным штатом, хорошей школой. Так совпало, что в этой редакции оказалась очень благожелательная атмосфера – это был огромный бонус, которого я не ждала.
3. Поняла, что я – не всемогущее создание, я ничего не меняю, я только отражаю действительность. Это тоже много, для точного отражения нужно приложить много старания. Но разница все равно ощущается, да ? Всемогущий – это ты сам решаешь - кто прав, кто виноват, судишь и выносишь приговор. И тогда на тебе лежит ответственность не только за твой текст, но и за твое решение. А отражающий – ты собираешь информацию во всех возможных и доступных источниках. Чтобы показать общую картину. Решение или приговор выносит читатель.
Спасибо за ценный комментарий!